Новости
10.10.2017

Чехия и Словакия, 7-13 ноября

29.08.2017

Регистрация по ссылке: https://mirposrednik.wishpond.com/effective_thinking/

21.07.2017

Состоялся тренинг по когнитивно-поведенческому подходу в медиации

05.07.2017

21 и 22 сентября 2017 года в Челябинске пройдет мероприятие федерального уровня – Бизнес-конференция «Переговорные стратегии 2017»

25.05.2017

Тренинг не повторяет первый цикл, проводившийся в 2016 году. В то же время второй цикл является самостоятельным блоком обучения системной медиации. В нем могут продуктивно работать и  те, кто не принимал участие в первом цикле. Для выравнивания взаимодействия на тренинге до его начала участникам будет выслан комплект вводных материалов по системным аспектам конфликта.

контакты
Наш адрес:  Россия,
г.Санкт-Петербург,
ул. Некрасова, д. 58
Наш тел: (812) 579-27-48
E-mail: assistant@arbimed.ru

Перспективы развития медиации в контексте опыта НП «ЛИГА МЕДИАТОРОВ» и инновационных методов

Главная \ ПУБЛИКАЦИИ \ Перспективы развития медиации в контексте опыта НП «ЛИГА МЕДИАТОРОВ» и инновационных методов \

С.В. Осутин

Генеральный директор

НП «ЛИГА МЕДИАТОРОВ»

 

А.А. Путиловский,

Исполнительный директор

НП «ЛИГА МЕДИАТОРОВ»

 

Перспективы развития медиации в контексте опыта НП «ЛИГА МЕДИАТОРОВ» и инновационных методов

 

Представление о медиации как технологии разрешения конфликтов и споров, подразумевающей содействие специалиста-посредника, следующего в своей работе принципам добровольности, конфиденциальности, равноправия и нейтральности, в общем и целом, сложилось в среде психологов, юристов, политологов, социологов и иных ученых, чья деятельность так или иначе связана с изучением человеческих взаимоотношений. Более чем двадцатилетний опыт работы с конфликтами и обучения медиаторов, приобретенный сообществом практикующих конфликтологов из Санкт-Петербурга (А.Д. Карпенко, О.В. Аллахвердова, Е.Н. Иванова и др.), а также поддержка со стороны бизнес-сообщества (Консалтинговая группа «О.С.В.» и Институт проблем предпринимательства) сделали возможным становление и развитие Некоммерческого партнерства «ЛИГА МЕДИАТОРОВ» - самого крупного и активно действующего профессионального сообщества медиаторов в России. В данной статье речь пойдет, главным образом, об опыте Лиги Медиаторов и перспективах работы медиаторов в судах, о возникающих сложностях и возможностях их преодоления.

Будучи созданной в 2010 году, за пять лет Лига объединила более 100 медиаторов из 26 городов и направила свою деятельность на продвижение медиации в нашей стране. За пять лет была организована работа с судами общей юрисдикции и с арбитражными судами – специалисты Лиги проводят в среднем 150-200 судебных медиаций в год. Также судьи обращаются к специалистам Лиги за консультациями по вопросам медиации, в 2015 году было проведено несколько ознакомительных семинаров по медиации для судей.

В то же время взаимодействие с судами предполагает некоторые спорные моменты с точки зрения работы медиатора:

1. Интерес суда заключается, в первую очередь, в закрытии дела. Это логично, поскольку внедрение института медиации в практику судов осуществляется, главным образом, с целью разгрузить суды (загруженность которых, впрочем, свидетельствует о росте правосознания российских граждан). Таким образом, и главный критерий эффективности отдельного медиатора, с точки зрения суда, определяется скоростью работы и количеством завершенных дел. Здесь следует отметить, что в судах общей юрисдикции медиаторам часто передаются дела, связанные с определением порядка общения родителей с детьми.

Опыт наших медиаторов показывает, что общение разведенных родителей с детьми – одна из наиболее сложных тем для обсуждения в медиации, требующая долгой значительной проработки. Иными словами, медиатор оказывается меж двух огней: с одной стороны, суду требуется быстрое решение вопроса, а, с другой, профессиональный подход требует взвешенных действий в ситуации, не терпящей спешки.

Подобная ситуация провоцирует потерю медиатором нейтральности – если ему важно быть «в команде» конкретного судьи, он либо отступает от классической технологии медиации и ведет стороны к «половинчатому решению», либо вовсе не берется за те дела, которые представляют сложность и требуют времени. Все это вместе способствует снижению профессионального уровня медиаторов, а также, ввиду потери нейтральности, дискредитации медиации как таковой.

Выходом из этой ситуации может быть практика непринятия иска судом до проведения медиации по отдельным категориям споров. Пока иск еще не принят к рассмотрению, судье не требуется закрыть его, и, соответственно, стороны получают больше времени на урегулирование разногласий, в т.ч. отпадает 60-дневное ограничение, связанное с отложением дела. И эта мера требует изменения законодательства в части введения обязательной медиации по ряду категорий дел.

2. Осложняется оплата услуг медиатора. К сожалению, по состоянию на данный момент подавляющее большинство медиаторов, работающих в судах, проводит медиации на безвозмездной основе. Это свидетельствует о том, что практика оплаты услуг медиатора пока не является понятной ни для суда, ни для сторон. Точнее будет сказать, что она не сложилась и в представлении самих медиаторов.

Сегодня суды выступают против получения медиаторами вознаграждения за свою работу на территории судов, ввиду возможности обвинений в коррупционных действиях. Технически ничто не мешает медиатору работать со сторонами, пришедшими из суда, на нейтральной территории. Однако, ввиду отсутствия доверия к пока еще не устоявшемуся институту медиации, судьи предпочитают, чтобы медиации проводились именно в здании суда.

Таким образом, ввиду этих причин, большинство медиаторов лишено возможности зарабатывать на судебных медиациях, и в то же время проводят их в огромном количестве. Это обстоятельство негативно отражается на имидже медиации как профессии – люди начинают воспринимать медиацию как хобби, как «работу, за которую не надо платить». Последствия этого восприятия в своей перспективе могут быть весьма трагичны, вплоть до невозможности развития медиации в России вообще, поскольку энтузиазм начинающих медиаторов быстро проходит, а желание зарабатывать – нет. Поэтому потенциально успешные медиаторы уходят в другие профессии.

Чтобы преодолеть эту ситуацию, с нашей точки зрения, необходимо активно распространять информацию о том, что медиация – это настоящая профессия, а не деятельность на общественных началах. В декабре 2014 года был принят Профессиональный стандарт медиатора («Специалист в области медиации»), с которым теперь могут ознакомиться все желающие. Стороны (или сторона) оплачивают услуги юристов, адвокатов, экспертов. На наш взгляд, нет объективных причин, почему медиатор пока не находится в этом же списке оплачиваемых сторонами приглашенных в суд специалистов.

Кроме того, включение медиации в Закон о бесплатной юридической помощи (проект изменений в закон на данный момент разрабатывается специалистами Лиги Медиаторов) могло бы решить задачу оплаты услуг медиаторов в суде. Однако, с нашей точки зрения, в своей перспективе эта мера недостаточна, поскольку не формирует у сторон представления о том, что работа медиатора является оплачиваемой (и весьма высоко оплачиваемой).

Иные пути развития медиации, внедрение института медиации в судебную практику (и не только), подсказывает опыт взаимодействия Лиги Медиаторов с зарубежными партнерами, например, с Международным Институтом исследования трансформации конфликта. Институт активно разрабатывает и продвигает инновационный подход к медиации – трансформативный.

Трансформативная медиация, как и классическая (фасилитативная) предполагает, что достижение сторонами соглашения не является целью медиатора. Однако опыт многих стран (Чехия, Испания, Бельгия и др.) показывает, что внедрение медиации в судебную практику способствует искажению изначального понимания нейтральности медиации – теперь медиатор должен привести стороны к соглашению, и отсутствие такого соглашения по итогам медиации будет означать неудачу медиатора, проявление непрофессионализма. Здесь важно отметить, что наличие соглашения удовлетворяет, в первую очередь, интересу суда, который на основании этого соглашения сможет закрыть дело. Соглашение может не входить в интересы сторон – особенно, если речь идет о необходимости письменных соглашений в условиях строгой конфиденциальности.

Трансформативный подход к медиации – это способ освободить стороны и медиатора от быстрых, поверхностных соглашений под давлением суда. Роль медиатора в трансформативной медиации сводится к улучшению и поддержанию взаимодействия сторон друг с другом. Медиатор меньше говорит и меньше предлагает сторонам. Диалог сторон при поддержке медиатора помогает им снять эмоциональный накал и уйти от проблем иска к проблемам общения и отношений, решение которых позволяет в дальнейшем договариваться самостоятельно и не доводить дело до суда.

В 2015 году для проведения обучения по программе «Трансформативная медиация» был приглашен ведущий медиатор из Чехии Робин Брзобохаты. Пятнадцать медиаторов Лиги были сертифицированы Международным Институтом исследования трансформации конфликта и теперь используют трансформативный подход в своей работе.

В некоторых странах (США, Чехия, Франция) медиаторы трансформативного подхода уже активно взаимодействуют с судами, придавая медиации иное значение – улучшение отношений и заключение договоренностей через предварительную трансформацию взаимодействия сторон. Если стороны не заключают соглашения, суд принимает во внимание их работу с медиатором как важную для их личностного роста.

Чтобы обязательное соглашение перестало быть целью медиации, отравляя всю процедуру и фактически обесценивая большую часть работы медиатора со сторонами, российские медиаторы должны осуществить огромную просветительскую работу. Эта работа требует четкого определения миссии медиации в нашей стране и во всем мире. Ответ Лиги Медиаторов на этот вопрос можно сформулировать следующим образом: медиация помогает сторонам максимально сократить негативные последствия от конфликтов и споров (материальные, репутационные, моральные), а если возможно, то предотвратить конфликт и укрепить партнерские отношения с целью достижения и реализации новых совместных договоренностей.